ПРИВЕТСТВУЮ ТЕБЯ, ДОРОГОЙ ПОСЕТИТЕЛЬ! НАДЕЮСЬ,ЭТИ МАТЕРИАЛЫ ТЕБЕ ПОМОГУТ В УЧЕБЕ ИЛИ ПРЕПОДАВАНИИ УЧЕБНОГО ПРЕДМЕТА. УДАЧИ! А МОИМ УЧЕНИКАМ ЖЕЛАЮ УСПЕХОВ В НОВОМ УЧЕБНОМ ГОДУ!

воскресенье, 27 ноября 2011 г.

EUROОPA LIIT

ESITLUS








ПРОВЕРОЧНАЯ РАБОТА




ДОПОЛНИТЕЛЬНО
ДОГОВОРЫ ЕС. 

Договорами Европейского союза являются ряд международных договоров между странами ЕС, в которых излагаются конституционные основы Европейского союза (ЕС). Ими устанавливаются различные институты ЕС, их процедуры и цели.
  1.  Договор об учреждении Европейского сообщества (Римский договор, принят в 1957 году, действует с 1958 года)
  2.  и Договора о Европейском союзе (Маастрихтский договор, принят в 1992 году, действует с 1993) в сочетании образуют правовые основы ЕС. Они также известны как «договоры основатели». С момента их подписания, они были неоднократно расширены, путем внесения поправок. Каждый раз, когда новая страна присоединится к ЕС, вносятся необходимые изменения в договор о присоединении. Дополнительные договоры также могут влиять на изменение некоторой части из основополагающих договоров. Существует также ряд целенаправленных реформаторских поправок.
  3. Амстердамский договор о внесении изменений в Договор о Европейском союзе, договор об учреждении Европейских сообществ и некоторые связанные с этим акты, широко известен как Амстердамский договор. Был подписан 2 октября 1997 года и вступил в силу 1 мая 1999 года. Внёс существенные изменения в договоре о Европейском союз, который был подписан в Маастрихте в 1992 году. Чётко прописаны условия вступления в ЕС, включены шенгенские соглашения, изменена нумерация статей и параграфов учредительных договоров.
  4. Лиссабонский договор (официальное название — «Лиссабонский договор о внесении изменений в Договор о Европейском союзе и Договор об учреждении Европейского сообщества») — международный договор, подписанный на саммите ЕС 13 декабря 2007 года в Жеронимуше в Лиссабоне. Призван заменить собой не вступившую в силу Конституцию ЕС и внести изменения в действующие соглашения о Европейском союзе в целях реформирования системы управления ЕС.:
    А. Введен пост постоянного председателя Европейского совета, который избирается европейскими лидерами сроком на 2,5 года с возможностью переизбрания на второй срок. Постоянный председатель Европейского совета  представляет Союз во внешней политике в рамках своих полномочий и по вопросам Общей внешней политики и политики безопасности, что не умаляет роли Верховного представителя (Ст. 9b Договора о ЕС).
    19 ноября 2009 года в ходе неформального саммита ЕС в Брюсселе на этот пост был назначен премьер-министр Бельгии Херман ван Ромпёй.

    Б. Принципы, рассматривавшиеся ранее как декларативные:
    •  защита граждан ЕС по всему миру, 
    • экономическое,
    •  социальное
    •  и территориальное единство,
    •  культурное многообразие и др.,
 — наряду с социальными целями, становятся основополагающими задачами политики ЕС.
        С. Задачей ЕС также становится:
  •  создание «внутреннего рынка»
  •  полная занятость, 
  • социальный прогресс,
  •  высокий уровень защиты окружающей среды, 
  • борьба против дискриминации, 
  • социальная справедливость,
  •  защита прав детей и т. д. 

Как и в чем меняется реальная практика функционирования Евросоюза с вступлением в силу Лиссабонского договора?


1) Упразднена созданная в Маастрихте структура трех опор и, соответственно, прекратили существование Европейское сообщество и Евратом . Европейский союз стал единственной интеграционной структурой и получил статус юридического лица, в том числе и широкую международную правосубъектность . При этом сохранятся два учредительных договора: Договор о Европейском союзе и Договор о функционировании Европейского союза (так отныне называется Договор об учреждении Европейского сообщества). Союз стал более единым с точки зрения его функционирования. Однако отказ от трех опор не отменяет в ЕС разнообразия методов управления, особенно нараставшего в 1990-е годы. ЛД выделяет около 30 сфер компетенции, причем некоторые из них столь обширны, что распадаются на несколько отдельных частей. Так что реально ЕС состоял не из трех опор, а из 20-30 «опорок»; все они в той или иной степени сохранены ЛД. В подтверждение половинчатого характера отказа от структуры трех опор упомянем, что Суд ЕС по-прежнему лишен компетенции в сфере ОВПБ/ЕПБО и существенно ограничен в возможностях контролировать действия государств-членов, вытекающие из коммунитарных обязательств по поддержанию порядка, безопасности и законности.
2) ЛД дает четкий и исчерпывающий перечень компетенций Евросоюза, внося ясность в один из самых запутанных вопросов европейской интеграции. При составлении этого перечня существенную роль сыграла обеспокоенность ряда стран в связи с беспрецедентным расширением полномочий ЕС. (В 1990-е годы все шире распространялось мнение, что сферы компетенции Сообщества вообще ничем не ограничены ). Однако разработанная в ЛД классификация полномочий вносит ясность, но не ведет к фундаментальному перераспределению компетенций. Более того, авторы ЛД не справились даже с поставленной задачей четкого разграничения полномочий ЕС и государств-членов.
ЛД предусматривает пять типов компетенции ЕС: исключительная; совместная; координирующая; полномочия действовать в целях поддержки, координации или дополнения действий государств-членов; специфическая компетенция в сфере ОВПБ/ЕПБО. Четко определено, к какому типу относится каждое направление политики ЕС.
По сути, данная типология не расширяет, а лишь фиксирует исторически сложившийся объем компетенции ЕС. Лишь в двух сферах Евросоюз получает новые полномочия, да и то не очень отличающиеся от имеющихся ныне: в энергетической политике и в вопросах борьбы с глобальным потеплением климата.
3) Европейский совет в полной мере стал институтом ЕС. Хотя он и выведен за рамки законодательного процесса, его решения из политических деклараций фактически превращаются в нормативные акты ЕС. Эти решения теперь принимаются не консенсусом, а голосованием. Впрочем, Совет министров имел такое право давно, но пользовался им чрезвычайно редко. И теперь вряд ли Европейский совет будет активно использовать процедуру голосования. В определенной степени решения Европейского совета подпадают под контроль Суда ЕС.
Главное то, что Европейский совет получил постоянного руководителя. Вместо чехарды сменяющих друг друга каждые полгода председательств учрежден пост председателя Европейского совета (его по ошибке часто называют президентом Евросоюза), который будет избираться на 2,5 года с возможностью переизбрания. Это должно способствовать эффективности и последовательности работы Европейского совета и всего ЕС. Однако данная реформа, как и большинство других в Евросоюзе, страдает непоследовательностью: сохранена ротация председательств в Совете министров. Как эти две руководящие структуры будут координировать свою деятельность, покажет будущее. Введение поста председателя Европейского совета создаст и другую проблему: он неизбежно оттянет на себя часть функций председателя Европейской комиссии и в целом ослабит Комиссию.
4) Два новых момента имеют определяющее значение для эффективности функционирования Совета министров в качестве законодателя – это отказ от права вето и изменение системы голосования квалифицированным большинством (ГКБ).
Расширение сферы ГКБ было одной из наиболее значимых тенденций развития ЕС в 1990-е годы. Эта тенденция была обусловлена синхронным действием двух факторов. Во-первых, Маастрихтский и (в меньшей степени) Амстердамский договоры значительно расширили компетенцию Евросоюза. Во-вторых, уже в ЕС-12/15 стала очевидной невозможность эффективной политики на основе единогласного принятия решений. Положение еще более обострилось бы после расширения – в составе 25/27 государств достичь компромисса и вовсе нереально. Если бы сфера ГКБ не была расширена, это означало бы, по сути, сокращение компетенции Сообщества, поскольку при сохранении принципа единогласия многими его полномочиями нельзя было бы воспользоваться.
Лиссабонский договор - очередная ступень в процессе постепенного отказа от права вето; процедура принятия решений квалифицированным большинством голосов распространилась еще на 51 область. Однако цифру 51 следует воспринимать без экзальтации - по преимуществу речь идет не о широких сферах деятельности, а об отдельных вопросах. В неприкосновенности остались классические «красные линии» – в частности, право вето сохраняется в сфере ОВПБ/ЕПБО, социальной политике, налоговой политике, в вопросах борьбы с финансовыми нарушениями, в сотрудничестве по вопросам уголовного права и ключевых аспектах экологической политики.
Что касается механизма голосования квалифицированным большинством, то его реформа была самым сложным из стоявших на повестке дня вопросов, поскольку речь шла о степени влияния отдельных государств-членов. Ныне действующий «ниццкий» механизм голосования в Совете был подвергнут критике практически сразу после подписания Ниццкого договора – как чрезмерно сложный и не обеспечивающий баланса между странами. Лиссабонский договор подтверждает решительный шаг, сделанный при разработке Конституции ЕС, отменяя всю систему взвешенных голосов. Решения в Совете будут приниматься, если «за» проголосовали более 55% стран (числом не менее 15), представляющих, как минимум, 65% населения Союза. Однако эта система начнет применяться с 2014 г., а в полную силу заработает только после 2017 г. (в 2014–2017 гг. любая страна может потребовать применять не «двойное большинство», а правила Ниццкого договора).
5) ЛД первоначально предусматривал такую необходимую для повышения эффективности деятельности ЕС меру, как реформа Комиссии. Однако из-за провала первого референдума в Ирландии эта реформа была отменена . Фактически ЛД вводит в деятельность Комиссии лишь одно значимое изменение: председатель Комиссии получает dejure полную свободу в распределении портфелей членов Комиссии. Однако defacto он по-прежнему связан политическими соображениями и необходимостью учитывать «пожелания» стран-членов.
6) В определенной степени усиливается роль Европарламента. Процедура совместного принятия решения будет применяться примерно к 80 переданным в компетенцию ЕС вопросам (в настоящее время – 37). Кроме того, Европарламент отныне на равных с Советом министров будет иметь право участвовать в утверждении бюджета ЕС.
7) Национальные парламенты встраиваются в процесс принятия решений в ЕС. Они получают возможность осуществлять мониторинг законодательных предложений Комиссии с целью контроля за соблюдением принципа субсидиарности. Если в течение восьми недель после обнародования предложения Комиссии более трети парламентов стран ЕС заявят, что оно не соответствует принципу субсидиарности, и представят обоснование этого, такое предложение должно быть пересмотрено (так называемый механизм «желтой карточки»).
8) Среди отдельных направлений политики ЕС в наибольшей степени реформирована ОВПБ/ЕПБО. Укрепление ОВПБ является необходимым условием превращения ЕС в «силу, стремящуюся изменить направление мировой политики... и ограничить глобализацию моральными рамками» . В этой связи особое значение имеет учреждение поста избираемого на 2,5 года председателя Европейского совета. Это имеет особое значение для внешней политики, поскольку она до сих пор осуществляется на основе межправительственного сотрудничества. Введен также пост высокого представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности, которому передаются все функции и полномочия высокого представителя по ОВПБ и комиссара по внешним связям. В его подчинение переходит служба внешних сношений, включая все посольства ЕС в третьих странах и при международных организациях . Он будет постоянно председательствовать в Совете министров иностранных дел. Правда, этот высокий представитель одновременно подчинен председателю Комиссии и Европейскому совету, что может существенно осложнить его деятельность.
Как и ожидалось, ОВПБ/ЕПБО сохранилась в своем нынешнем виде – как форма межправительственного сотрудничества. Но все же в этой сфере произошли серьезные изменения. В ЛД не только подтверждена возможность превращения ЕПБО в общую оборону, но и появилось положение об обязательности совместных действий по отражению агрессии против одного из государств-членов. Однако, учитывая серьезные разногласия по целому ряду внешнеполитических вопросов, развитие ОВПБ/ЕПБО, скорее всего, будет происходить в формате постоянного структурированного сотрудничества, то есть с участием не всех 27 стран ЕС.
В целом проведенные реформы дают шанс, что внешняя политика ЕС станет если не единой, то более согласованной, что, при прочих равных условиях, будет способствовать усилению роли ЕС в мире.


Шаг назад
В то же время Лиссабонский договор представляет собой шаг назад по сравнению с Конституцией ЕС. Целый ряд существенных новелл Конституции исключен или обставлен серьезными оговорками. Остановимся лишь на наиболее значимых.
Во-первых, на наш взгляд, главное достижение Конституции ЕС заключалось в её символическом значении: в самом термине «конституция», в использовании «государственной» терминологии («европейский закон», «министр иностранных дел ЕС» и т.п.), в принятой символике (гимн, флаг и девиз ЕС). Все это должно было способствовать созданию (именно созданию, а не возникновению) у населения чувства европейской идентичности. И все было тщательно вычищено из текста ЛД. Даже невинная символика показалась нежелательной; лишь 16 стран ЕС, особенно приверженные европейской идее, в отдельной декларации заявили, что будут считать указанные гимн, флаг и девиз символами Европейского союза. Текст Хартии фундаментальных прав также исключили из договоров, чтоб не проводить параллелей между ЕС и государством.
Во-вторых, в очередной раз сорвалась реформа Комиссии. Состав и порядок формирования Комиссии изначально были основаны на двух условиях, принципиально важных для ее позиций в системе институтов ЕС и ее легитимности: 1) в Комиссии участвует по крайней мере один представитель от каждого государства-члена; 2) Комиссия является относительно небольшой группой людей, способных действовать коллегиально. В связи с расширением ЕС стала очевидной невозможность сохранить оба эти принципа – надо было выбирать между национальными интересами и эффективностью. Реформирование Комиссии стояло в повестке дня и Амстердама, и Ниццы, и Конвента, но согласовать реформу не удалось до сих пор; в Лиссабонском договоре говорится лишь об обязательстве к 2014 г. сократить состав Комиссии и выработать систему ротации комиссаров. Но уже после подписания ЛД, для того чтобы обеспечить его ратификацию в Ирландии, от реформы Комиссии пришлось отказаться. Одна страна – один комиссар; принцип равного представительства опять получил приоритет над соображениями эффективности.
В-третьих, голосование квалифицированным большинством в Совете министров ограничено введением новой версии знаменитого Янинского компромисса. Если против решения выступает определенное число государств, то голосование не проводится, а переговоры продолжаются еще какое-то разумное время. Это дает возможность нескольким странам ЕС замедлить принятие решения, даже если эти страны не составляют блокирующего меньшинства.
Наконец, в отличие от Конституции ЕС, в тексте Лиссабонского договора отсутствует давно признанный юристами принцип верховенства права ЕС. Максимум, на что согласились евроскептики, – упомянуть его в отдельной декларации, да и то в весьма нечеткой формулировке: «согласно сформировавшемуся прецедентному праву Суда ЕС, договоры и право, принятое Союзом на основе договоров, имеют приоритет над правом государств-членов на условиях, установленных названным прецедентным правом».
Следует также упомянуть два важных случая, в которых Лиссабонский договор сделал шаг назад уже не в сравнении с Конституцией ЕС, а по отношению к существующему statusquo. Впервые предусмотрена возможность не только передачи Евросоюзу новых компетенций, но и возврата полномочий на национальный уровень. А фундамент единого внутреннего рынка утратил один из краеугольных камней: свобода конкуренции исключена из перечня целей ЕС. Учитывая телеологический характер толкования договоров, который практикует Суд ЕС, это может не только поставить под сомнение прогресс в «достройке» единого внутреннего рынка, но и способно размыть уже сложившиеся правила......
Европейский союз часто сравнивают с велосипедом, который упадет, если не будет двигаться вперед . Сегодня этот велосипед почти остановился.





Проблема равноправия среди новых участников Евросоюза


Права меньшинств не соблюдаются должным образом в странах-новичках ЕС. Например, не имеют гражданских прав большинство русскоязычных жителей Латвии и Эстонии. Трудности в данном вопросе характерны для Венгрии и Словакии. Тяжело решается эта проблема на Кипре, который уже около трех десятков лет делит территорию с Турцией.

Проблема экономического регулирования


Не все государства ЕС полностью урегулировали свои экономические проблемы. Рыночной экономике там не больше десяти лет, не в полной мере стабилизирован курс национальных валют. Так, в Прибалтике, доход на душу населения ниже за средний по Европе на целых 60 процентов.

Проблемы массовой иммиграции


Вследствие расширения Союза на Восток отмечается усиление миграционных процессов. Такие страны, как Австрия, ФРГ, Швеция и др. опасаются, что их рынки труда могут пострадать из-за массовой иммиграции с новых участников ЕС. В связи с этим, пограничные государства предлагают ввести переходный период на 7 лет, во время которого будут действовать ограничения на свободу передвижения для граждан новых членов Евросоюза.

Конкуренция за место в Европарламенте


Число мест в Европейском парламенте росло одновременно с каждым этапом расширения ЕС, чего не скажешь о представительстве новых стран. При этом Германия сохранила на некоторое время свои 99 мест, а Франции, Британии и Италии пришлось уступить свои места в зале заседаний парламента.

Проблема национального языка


Региональные языки не имеют статуса официальных в ЕС, что подчас вызывает неудовлетворенность различных националистических групп. Среди таких языков: баскский, шотландский, ирландский и др. Эта проблема становится причиной дополнительных напряженностей в национальных конфликтах в государствах ЕС.


Какое место на политической и экономической аренах ЕС занимает Великобритания? Этот вопрос все чаще обсуждается внутри содружества. Между тем, заокеанский партнер Великобритании, США, открыто призывает Лондон не строить планов выхода из состава Евросоюза. В чем причина такой позиции США? Узнаем, что об этом думает эксперт и профессор Свободного брюссельского университета Мишель Льежуа.

- Прежде всего, США хорошо осознали, что в нынешнем экономическом контексте прочная Европа, содружество стран, не рассыпается в финансовом плане, не падает под тяжестью долгов - это элемент поддержки и роста мировой экономики. Очевидно, что выход Великобритании из Евросоюза может иметь негативное влияние на доверие рынков, а, следовательно, на целый (экономический) рост. 

- Если говорить не об экономической, а политической стороне дела, известно, что британцы часто «давят на тормоза», когда речь заходит о дальнейшем укреплении и интеграции Европейского Союза, когда призывают к созданию чего-то вроде Соединенных Штатов Европы. Не имеют ли американцы в лице Британии своеобразного «троянского коня», который не дает объединенной Европе стать крепче США?
- Лет десять-пятнадцать назад, возможно, согласился бы с этим мнением. Сегодня США хорошо поняли, что Европа не скоро станет их конкурентом в управлении различными мировыми конфликтами. Зато опыт Ирака и Афганистана показал, что Америке нужны мощные партнеры. Поэтому, Вашингтон все больше видит в Евросоюзе потенциального партнера. А если этот партнер распадается и действует вразнобой, то это отнюдь не в интересах Вашингтона.
Поэтому, если Дэвид Камерон хочет выжить политически, ему ничего не остается, как прислушаться к этой тенденции. Однако я не уверен в том, что сам Камерон убежден, что эта позиция отвечает интересам Великобритании.

- Однако, мы все же часто видим, этот «разнобой»... Хотя бы на примере французской военной кампании в Мали: на помощь Парижу из государств-партнеров по ЕС мало кто откликнулся...

- Мы видим, что Европейский Союз, даже не считая Великобритании, еще не готов вести мощную мировую дипломатию или стать главным актером в улаживании таких кризисов, как в Сирии, на Ближнем Востоке или в других частях мира. Поэтому, в торможении этого процесса не обязательно винить только британцев. Есть и другие страны, оказывающие сопротивление.
 
- Но до сих пор только лидер Британии Дэвид Камерон открыто заявляет, что готов пересмотреть соглашения с Европейским Союзом и через несколько лет провести в своей стране референдум по выходу или сохранению членства в ЕС.  

- Британский премьер занял такую позицию только потому, что его к этому подталкивает нарастающее давление со стороны партий-евроскептиков. При мощной поддержке британской прессы, эти политики систематически умаляют и критикуют все, что происходит в Брюсселе.

Европейский омбудсмен Никифорос Диамандурос нанесет в конце следующей недели официальный визит в Таллинн.

В течение визита, который состоится 29-30 oктября 2009 года, гость встретится с президентом страны Тоомасом Хендриком Ильвесом, канцлером права Индреком Тедером, спикером парламента Эне Эргма, министром юстиции Рейном Лангом м представителями Эстонской торгово-промышленной палаты, сообщили BNS из инфобюро Европейского парламента.

В четверг 29 oктября Диамандурос прочтет открытую лекцию в Доме ЕС в Таллинне и встретится с представителями гражданских обществ, учреждений образования и общественного и частного секторов, чтобы обменяться мнениями по вопросу о правах гражданина ЕС и ответственности омбудсмена.

В прошлом году европейскому омбудсмену было направлено в общей сложности 3406 жалоб, из которых 66 были направлены против Европейской Комиссии. Из Эстонии ему было направлено в 2008 году 7, а в этом году по состоянию на сентябрь - 13 жалоб.

Омбудсмена избирает Европейский парламент. В прошлом греческий государственный омбудсмен, профессор сравнительной политилогии Диамандурос в свою нынешнюю должность вступил в 2003 году.

Омбудсмена на следующий период Европейский парламент будет избирать путем тайного голосования в январе будущего года. Кроме Диамандуроса на эту должность претендуют также итальянец Витторио Боттоли и бельгиец Пьер-Ив Моне.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.