Как в Эстонии, так и во всей Европе безработица среди молодежи почти в два раза выше, чем среди населения в целом. Поскольку молодые люди – будущее общества, и именно они за счет налогов должны в перспективе содержать как пенсионную систему, так и Больничную кассу, а в роли создателей семьи обеспечить и прирост населения, молодежная безработица – это проблема всего общества.
В Эстонии в прошлом году безработица среди молодых людей в возрасте от 15 до 24 лет составляла 20,9%. По сравнению с 2010 годом, когда безработным был фактически каждый третий молодой человек, ищущий рабочее место (32,9%), ситуация улучшилась.

Глядя на некоторые страны Южной Европы, где молодежная безработица начинает подбираться к 60%, наше положение выглядит даже очень неплохо. В то же время общий уровень безработицы в Эстонии в прошлом году составлял 10,2 процента, то есть молодежная безработица более чем в два раза превышает этот показатель.
Юношам и девушкам без трудового опыта тяжело получить первое качественное и постоянное место работы, поскольку работодатели, как правило, предпочитают опытных работников.

В то же время неспособность молодежи найти себе применение на рынке труда имеет серьезнейшие последствия. Некоторые молодые просто машут рукой и уходят в тень как с рынка труда, так и из общества, становясь иждивенцами государства или своих родственников. В худшем случае они ступают на преступный путь, нанося чувствительный урон обществу в целом.
Других отсутствие рабочего места может подтолкнуть к отъезду за границу, что бьет по нашему и без того негативному приросту. Наконец, безработица часто приводит к бедности, что касается не только самих молодых людей, но и рождающихся в их семьях детей. Или же из-за безработицы эти дети вообще не рождаются...
Учитывая то обстоятельство, что молодежная безработица стабильно держится выше, чем общая, проблемы носят структурный характер. Ключевым здесь является несоответствие полученных знаний и умений нуждам рынка труда.

Рабочий рынок во всей Европе постоянно меняется, приспосабливаясь к развитию технологий и проистекающим из него изменениям экономической структуры. К примеру, в Европе постоянно сокращается количество рабочих мест, где требуется только основное образование, и растет спрос на рабочую силу со специальным и профессиональным образованием.
В Эстонии 32% рабочей силы не имеет высшего или профессионального образования, при этом среди более молодой группы этот процент еще выше – 35.

Разумеется, нам требуется больше специалистов с профессиональным образованием, однако его престиж низок, и среди родителей нередко преобладает менталитет «будешь плохо учиться в школе – пойдешь в профтех».

Конечно, свою роль в поднятии престижа должны сыграть и работодатели — в первую очередь, больше ценить квалифицированных рабочих. Статистика говорит о том, что молодой человек только с гимназическим образованием получает больше, чем его ровесник с профессиональным образованием; так быть не должно.
Отдельная проблема – молодые люди, прекращающие учиться после основной школы или покидающие школу даже раньше. Таких среди 18-24-летних – почти треть.

Исследования показывают, что у них нет хорошей перспективы получить качественную работу в условиях экономики XXI века: во время кризиса уровень безработицы среди этой группы вырос до 50 (!) процентов. Цена, которую Эстония платит за подобные неудачи в учебе, колеблется вокруг 57 миллионов евро на каждую молодежную возрастную группу.
Учитывая, во сколько обходится обществу молодежная безработица, Евросоюз под давлением Социал-демократической партии Европы (PES) представил странам-членам общеевропейскую инициативу Молодежной гарантии.

Предлагается создать систему, при которой каждому молодому человеку по окончании обязательного образования в течение четырех месяцев будет гарантировано рабочее место, учебное место на следующей ступени образования или возможность дополнительного обучения.
Во-вторых, в Эстонии потолком обязательного образования является основное. Учитывая, что число рабочих мест с основным образованием за последние 10 лет в Европе сократилось на 20%, а в предстоящее десятилетие уменьшится еще на столько же, очевидно, что девяти классов больше недостаточно.

Поэтому в одобренной 17 февраля собранием уполномоченных Социал-демократической партии (SDE) стратегии образования есть пункт, согласно которому SDE будет добиваться поднятия минимально требуемого уровня образования до получения профессиональной квалификации.

В идеале это значит либо гимназическое образование, либо профессиональное. В тех же случаях, когда дополнительные три года учебы будут молодому человеку не под силу по социальным или образовательным причинам, он за год-два должен будет пройти профессиональную подготовку, освоив профессию и получив соответствующее свидетельство, которому работодатель сможет доверять.
Это лишь некоторые предложения, как решить проблему молодежной безработицы. Помимо сферы образования, тема имеет непосредственное отношение к социальной, экономической и региональной политике.

Ясно одно: эстонскому обществу нужен систематический и проактивный подход к вопросам задействования, образования и трудовой занятости будущих поколений.